Сенатор Элизабет Уоррен не увидела разницы между The DAO и MakerDAO

Сенатор Элизабет Уоррен не увидела разницы между The DAO и MakerDAO

Представителям DeFi-проекта MakerDAO удалось договориться о телефонном звонке с членом банковского комитета Сената США Элизабет Уоррен, выступающей против криптовалют. Она показала недостаточные знания законодателя в этой сфере.

MakerDAO delegate @ImperiumPaper and @SenWarren meeting highlight:"I spent much of the time convincing her we're not the DAO" pic.twitter.com/ZIUIBwaAEZ— banteg (@bantg) September 20, 2021

Ведущий разработчик yEarn.Finance под ником banteg привел скриншот переписки с участником MakerDAO под псевдонимом PaperImperium, который представлял проект в беседе с сенатором. По словам последнего, большую часть предусмотренного времени он посвятил тому, чтобы ее разубедить, что между лендинговой платформой и печально известным The DAO нет ничего общего.

У PaperImperium сложилось впечатление, что Уоррен не «сильно заинтересована» в диалоге, поскольку они согласовали следующую встречу с ее помощниками через две-три недели. Она станет возможным благодаря инициативе MakerDAO по налаживанию взаимодействия между законодателями и участниками индустрии.

PaperImperium, по его словам, занимает более взвешенную позицию по сравнению с другими лоббистскими группами криптосообщества. Представитель MakerDAO убежден, что благодаря этому он стал получать возрастающее число запросов от политиков и учреждений с предложением рассказать о том, что из себя представляют цифровые активы.

PaperImperium призвал координировать его работу с другими участниками для получения широкого спектра информации и подготовки к «более значимым дискуссиям с самыми острыми критиками».

Напомним, в июле Уоррен призвала министра финансов США Джанет Йеллен возглавить разработку стратегии для снижения растущих рисков, которые криптовалюты представляют для финансовой системы.

Ранее сенатор назвала криптовалюты «паршивой инвестицией» и заявила, что они упрощают ведение незаконной деятельности. В сентябре она охарактеризовала цифровые активы «новыми теневыми банками».

Source